Помню о тебе....

Михаил КостянойКак несправедлива подчас наша жизнь. Многие из тех, чьи жизни спасал Михаил Николаевич с нами, и дай бог им здоровья, а его уже в этом мире нет. Не хочется вдаваться в философские рассуждения о жизни и смерти. Сердцу горько и тяжело, особенно от того, что ушел он в самом расцвете сил. Бессмертие тогда, когда о тебе помнят. Думаю, врача от бога, Михаила Костяного помнят и будут помнить многие. Познакомились мы в девяностые, когда я попал в реанимацию. Провинциальная больничка с потрескавшейся штукатуркой покрытой масляной краской едко бежевого цвета. Железные кровати с проваливающимися до пола пружинами, одноразовые шприцы поштучно под отчет. Минимум реанимационного оборудования, да и то устаревших моделей. Аппараты ИВЛ (прим. искусственной вентиляции легких) позволяющие три - пять дней поддерживать организм пациента. Меня продержали две недели. Странная штука жизнь. Ну как в такой больнице оказалось несколько врачей высочайшей квалификации, в том числе заведующий реанимационным отделением Михаил Костяной, которые, как потом он вспоминал, буквально на ощупь вытаскивали меня с того света. Да, понимаю, развал Союза, тяжёлая экономическая ситуация в стране, невостребованность профессионалов своего дела. Начало девяностых в России персонифицируется словами "бизнес", "рынок", "ваучер". Знания, умения, опыт ускоренными темпами мигрируют "на Запад", те кто не пустил еще глубоко корней, остальные частенько попадают вот в такие провинциальные больницы или тихо хоронят свои мечты в каком нибудь умирающем НИИ. Сдружились мы как-то сразу. Меня поразила искренность, оптимизм и какая- то внутренняя сила Михаила, и его судьба. Заведующий пульмонологическим отделением Центральной Клинической Больницы Тбилиси, участник группы врачей по ликвидации последствий землетрясения в Спитаке и Ленинакане. Он был там с первых дней и видел ад. Практически полностью разрушенные города, тысячи мертвых или искалеченных людей под завалами, разлагающиеся трупы стадами погибших коров, до которых просто ни у кого в начале того страшного декабря руки не доходили, огромное количество крыс на улицах. Вокруг все дышало смертью и трагедией, даже когда кого-то находили живым. Врачи работали практически круглосуточно. После разбора одного из завалов, в руках у Михаила оказалась девятилетняя девочка. Она прижалась к нему и бросила взгляд на стоящих невдалеке людей, среди которых, как ей показалось, она увидела свою маму. - Дяденька, пустите меня! Мне надо к маме, - стала настойчиво требовать девочка. Что мог ей ответить Михаил, когда у девочки по бедра были в кашу раздавлены ноги. Вспоминаю, как Михаил смеялся, как мы ездили на рыбалку, как вытаскивали застрявшую в каком-то глиняном болоте мое авто, а потом все в грязи, но довольные долго смеялись, как встречали туманный рассвет и сьежившись пили чай в палатке, как он учил мою племянницу ловить рыбу, как Михаил увлекался бардами, гитарной музыкой, фотографией, как курили в его кабинете обсуждая медицинские дела или травя анекдоты, как он разработал и запатентовал новую систему постановки подключичного катетера и упорно пытался достучаться до Минздрава, а потом плюнув решил продать изобретение в Европу. Он всегда интересовался новым в своей профессии и был далеко не просто реаниматологом, а врачом с большой буквы. Но... Чума наших дней онкология поставила точку. Помню тебя, друг, всегда...

Михаил Николаевич Костяной

1993/2008 Реаниматолог, Заведующий реанимационным отделением ПМЦ РАН

1987/1992 Заведующий пульмонологическим отделением ЦКБ г. Тбилиси